ВУЗы Казахстана, университеты Казахстана, институты Казахстана


ин на статусы яз

2017-10-20 10:30 Какой вред оказывают социальные сети на нашу психику? Как пользоваться социальными сетями Погода на Земле становиться все более непредсказуемой Виноваты ли в этом Эль ниньо либо




Первым словом ребёнка в семье окулистов было "шбмнк".


Парадокс: слуги народа одновременно и его хозяева.






Не кочегары мы, не плотники, Мы не монтажники-высотники, Мы в креслах Думы греем жопы. Страну спасая от Европы, На Запад шлем мы диверсантов, И не каких-нибудь курсантов, Все - наши дети, наши внуки, А мы не плачем от разлуки. За это платит нам народ По пятьдесят российских МРОТ. Но это все еще цветочки, Мы доведем народ до точки: Россия станет в Мире первой Страной, где нет пенсионеров, Один сплошной рабочий класс, Конечно, исключая нас. Пусть не в мозолях руки наши, Зато как языками пашем, За этот труд, за этот вклад Повысить требуем оклад. © Дмитрий Торчинов


Ходили мы в году эдак 88-ом на траулере возле Марокко, ловили рыбку. И вот свободная вахта выползла на верхнюю палубу поиграть в волейбол (мячик обвязывают фалом и привязывают к какой-нибудь железке, чтоб не улетел). И матросил у нас на пароходе некий Жора - жлоб страшный, даже водку не пил, чтоб не делиться. В общем, не любили Жору. При заходе в порт где-то в Европе прикупил Жорик себе туфельки Саламандру. По тем временам дорогущие - около ста пятидесяти денег. А чего, себе любимому, не жалко. И чуть-чуть они ему давили. Он их нацепил и вывел погулять, а шнурки не завязал, чтоб туфельки не сильно жали. Жорик гуляет, народ играет. Отлетает мячик к Жоре, ему кричат - кинь. А он вместо того, чтоб кинуть, пнул. Не сильно пнул, но достаточно, чтоб туфелька слетела, и за борт. Жора бледнеет, в отчаянии срывает вторую и кидает туда же. Все с удовольствием наблюдают всплеск. Напоминаю, дело было на верхней палубе. Тут по трапу поднимается крендель с Саламандрой в руке, говорит, чуть по башке не попала. Это была ПЕРВАЯ Саламандра, не ушла она за борт, упала на нижнюю палубу. Нехорошо, но народ радовался. Все-таки жлоб был Жорик.